«Авиалесоохрана» – летающие пожарные

20 Августа 2020

naryshkinПрямо сейчас в Сибири и на Дальнем Востоке горит лес. Часть этих территорий – глухая тайга, не пройти не проехать на наземном транспорте. Людей и средства тушения можно доставить туда только при помощи авиации. Для этого существует «Авиалесоохрана». Чем она занимается, почему некоторые пожары не тушат и как можно тушить огонь огнем – рассказывает кандидат сельскохозяйственных наук, начальник Отдела по связям с общественностью Федеральной диспетчерской службы ФБУ «Авиалесоохрана» Алексей Нарышкин.

– Как Вы пришли работать в «Авиалесоохрану»?

41 год назад я поступил в Московский лесотехнический институт (ныне – Мытищинский филиал МГТУ им. Н. Э. Баумана – прим. ред). Я хотел стать летчиком-испытателем, но не прошел военную медицинскую комиссию. Подумал, что надо все-таки связать свою жизнь с авиацией. Слышал, что в Лестехе на военной кафедре готовят штурманов. Там узнал, что открывается новая специальность: «Профилактика и тушение лесных пожаров». В итоге я оказался в первом выпуске по этой специальности. И первая запись в моей трудовой книжке была: «Десантник-пожарный Сыктывкарской базы авиационной охраны лесов». Я начал заниматься наукой, защитил диссертацию по лесным пожарам. Затем работал главным лесничим Московской области по сельским лесам, замдиректора парка «Москворецкий», директором парка «Царицыно». А потом меня позвали обратно в «Авиалесоохрану», и вот уже восьмой год я здесь.

– Чем занимается «Авиалесоохрана»?

«Авиалесоохрана» занимается тушением лесных пожаров. Эта структура возникла в 1931 году. Тогда в Нижегородской области самолет У-2 впервые облетел территорию с целью обнаружения лесных пожаров. А в 1936 году был совершен первый прыжок с парашютом на лес. И в тот же год была организована парашютно-десантная служба, преемниками которой мы являемся. Так что в следующем году нам уже 90 лет.
Еще на заре «Авиалесоохраны» мы опережали американцев и канадцев. Самолет АН-2, на котором с тех лет производится авиапатрулирование, позволяет иметь шесть парашютистов на борту. И когда обнаруживается пожар, эти парашютисты сразу выбрасываются и начинают быструю локализацию пожара. У наших зарубежных коллег технология другая: впереди идет самолет-разведчик, где в экипаже, например, два человека, а за ним в случае обнаружения пожара направляют большой самолет с парашютистами или вертолет с десантниками. Наш метод позволяет выиграть время.
С 2007 года в связи с принятием нового «Лесного кодекса» система «Авиалесоохраны» разделилась на две части: федеральную (ФБУ «Центральная база охраны лесов» – ее я и представляю) и субъектовую (региональную).
Федеральная «Авиалесоохрана» имеет свои подразделения в самых «горимых» регионах России: Йошкар-Ола, Омск, Красноярский край, Амурская область, Якутия, Забайкальский край, Чита. Это 700 парашютистов-десантников, которые по обращению губернатора отправляются на пожар.
Субъектовую «Авиалесоохрану» имеют 34 субъекта страны – те, где есть труднодоступные территории, куда наземный транспорт попасть не может. В остальных регионах есть государственная лесная охрана и лесопожарные центры. Весь лесной фонд России (146 миллиардов гектаров) находится под охраной.
Сейчас из-за климатических изменений наша служба работает почти круглый год. Например, в этом году первый пожар возник 8 января. А заканчивается пожароопасный сезон в ноябре.
У федеральной «Авиалесоохраны» несколько направлений работы. Во-первых, тушение пожаров с использованием взрывного способа прокладки минерализованной полосы. Он применяется в труднодоступных районах, где невозможно потушить пожар иначе. Второе – искусственное вызывание осадков над лесными пожарами, которое в настоящее время производится на территории Якутии, Красноярского края, Иркутской области. Следующее направление – это Федеральная диспетчерская служба, основным инструментом которой является Информационная система дистанционного мониторинга (ИСДМ-Рослесхоз). Это космический мониторинг всей страны в режиме онлайн. Работает это так: если температура подстилающей поверхности на определенной территории выше, чем вокруг, то на изображении со спутника отображается термоточка. Таким образом высвечиваются и палы сухой травы, и лесные пожары, и горящие свалки, и торфяные пожары открытого горения.

desant2– Кто принимает решение – тушить или не тушить лесной пожар? В прошлом году этот вопрос много обсуждали после фразы губернатора Красноярского края о нецелесообразности тушения пожаров.

У лесников болит душа о каждом пожаре, но работники лесных ведомств на местах действуют в рамках законодательства. В соответствии со статьями 81-84 Лесного кодекса РФ каждый субъект РФ сам (по согласованию с Рослесхозом, с Минприроды) определяет свои «зоны контроля». Это труднодоступные территории, удаленные на тысячи тысяч километров, где допустимо не тушить пожар. Полет туда и обратно занимает 5-6 часов, то есть горючего хватит только в одну сторону. Это в основном территории, где находятся малоценные леса.
Решение тушить или не тушить пожар принимает Комиссия по чрезвычайным ситуациям, которую возглавляет или сам губернатор, или его заместитель. Мы контролируем это. Если термоточки находятся в зоне контроля и принято решение о нетушении пожара, мы требуем представить в федеральный штаб «Рослесхоза» протокол, подписанный председателем или зампредседателя Комиссии по ЧС.

– Как можно попасть в ряды «Авиалесоохраны»?

Поскольку мы работаем с лесом, желательно окончить какой-нибудь лесхозтехникум или колледж, еще лучше – лесной вуз. Но если человек не имеет профильного образования, он может переучиться здесь. При федеральной «Авиалесоохране» существует свой учебный центр, который готовит летчиков-наблюдателей и инструкторов парашютно-десантной пожарной службы.
Переобучение идет всего полгода и включает летную подготовку, двухмесячную практику на Владимирской базе авиационной охраны лесов или в Шушенском (Красноярский край). После этого ребята сдают выпускные экзамены, и комиссия присваивает им квалификацию «летчик-наблюдатель». На парашютистов учатся четыре месяца, на десантников – два.

– А какие есть волонтерские программы? Взаимодействуете ли вы с Добровольными лесными пожарными?

В 2012 году мы совместно с Движением ЭКА проводили противопожарную акцию «АнтиПАЛыч». Сейчас «Авиалесоохрана» вместе с российским отделением Гринпис реализует федеральную информационную кампанию «Останови огонь». Мы выезжали на курсы добровольных лесных пожарных и помогали им в практике.
Мы постоянно сотрудничаем с добровольными пожарными. Например, в Краснодаре, на Байкале, в Ленинградской области, в Карелии есть команды, которые имеют свое оборудование, свой транспорт, выезжают на пожары и тушат. Такая волонтерская помощь нужна и нам, и регионам.
Кроме того, любой желающий может подключиться к пропаганде и профилактике лесных пожаров, к работе с населением. Для этого нужно связаться с лесной организацией в своем регионе – департаментом или комитетом лесного хозяйства – или обратиться в ближайшее лесничество и предложить свою помощь.

desant3– Расскажите какие-нибудь особенно запомнившиеся Вам случаи тушения пожаров.

Бывают смехотворные случаи. Как-то в тайге в лагерь пожарных забрел медвежонок. Побродил, съел весь запас сгущенки.
Порой наши ребята буквально отстаивают населенные пункты. Хотя это функция МЧС, бывает, что пожар надвигается на населенный пункт со стороны палов сухой травы, из леса, и тут уж подключаются все ресурсы. В прошлом году наши ребята остановили пожар, проводя встречный пуск огня буквально от заборов домов. Если бы они этого не сделали, населенный пункт мог бы загореться. Они не считают это подвигом, но на самом деле они спасли десятки домов и, возможно, человеческие жизни.

– А что такое «встречный пуск огня»?

Это пуск огня навстречу движущемуся пожару для его остановки. Этот метод стал использоваться в 1960-70х годах. Трудно сказать, кто его изобрел, но в основе лежат теоретические разработки академика Ивана Степановича Мелехова. В 1947 году в работе «Природа леса и лесные пожары» он описал так называемую триаду огня, то есть три составляющих, при которых возможно возникновение пожара: источник огня, определенные погодные условия и наличие горючего материала. Если мы убираем хотя бы одну составляющую, пожар исключен. На этом и основан метод встречного огня и отжига.
Отжиг – это пуск встречного огня от опорной полосы. Ею может быть река, дорога, просека (естественные преграды) или искусственно созданная минерализованная полоса. Задача наших парашютистов-десантников – вручную прокопать такую полосу и от нее пустить встречный огонь. Его распространение в обратную сторону не допускается. Когда этот огонь встречается с огнем пожара, происходит его самоподавление. То есть мы создаем на пути пожара полосу, где уже все сожжено, где исключена составляющая «горючие материалы». И пожару больше нечем «подпитываться». Дальше его дотушивают люди, но самое главное – происходит остановка пожара и его локализация.
При отжиге прожигается территория от 10 до 100 метров. При пуске встречного огня – больше, но он используется в исключительных случаях для остановки катастрофических верховых пожаров.
Эти методы применяются потому, что невозможно подойти близко к пламени, температура которого – 1000 и больше градусов. Чтобы тушить вручную ранцевым огнетушителем, нужно быть не далее чем за полтора метра от огня. При сильном пожаре человек получит тепловой удар и ожог. Поэтому тушение производится пуском встречного огня. Естественно, при этом соблюдается техника безопасности. Люди работают со специальными зажигательными аппаратами, в которых используется смесь бензина и масла. Емкость такого аппарата – 4 литра, время работы – около часа. На опорной полосе остаются те, кто страхует.
Сейчас этот метод используется как один из основных при тушении пожаров в Сибири и на Дальнем Востоке.

Подготовила Наталья Захарова
Фото с официального сайта ФБУ «Авиалесоохрана»

aviaohrana