Будни супергероя – добровольного лесного пожарного

09 Августа 2020

suhov2Александр Сухов – фермер, живущий в Коченёвском районе Новосибирской области. В свободное время Александр спасает от пожаров лес. Как у него получается совмещать эти два вида деятельности и нуждается ли лес в спасении? – ответы подробности нашем интервью.

– Как вы стали добровольным лесным пожарным?

Долгое время я был волонтером поисково-спасательного отряда. Мы искали людей, потерявшихся в природной среде: грибников, пожилых, детей. Тогда я увидел последствия пожаров. Переехав в сельскую местность, понял весь масштаб этой проблемы. Весной горит все. Просто все. Едешь – слева-справа поднимается дым от пожаров и палов. Приезжаешь в лес, а он черный, сгоревший. Идешь по нему час-два-пять – и все по гари, по черноте.
Инициативная группа по пожарно-экологической деятельности сформировалась из того же поисково-спасательного отряда. К ее созданию нас подтолкнули члены российского отделения Гринпис – Григорий Куксин (руководитель противопожарного отдела – прим. ред.) и Екатерина Грудинина (эксперт Добровольческого корпуса Байкала, координатор по поддержке групп добровольных лесных пожарных Сибири и Дальнего востока в противопожарном проекте российского отделения Гринпис – прим. ред.). Группу собрали из волонтеров того же поисково-спасательного отряда. Я в добровольных лесных пожарных два года. С тех пор кто-то ушел, устал, выгорел, но в команду постоянно приходят новые люди. Сейчас нас почти 60 человек от 19 до 60 лет. Не все занимаются тушением: кто-то координатор, кто-то картограф, кто-то водитель, кто-то биолог, кто-то ведет экоуроки у детей.

– Где и как вы учились на добровольного лесного пожарного? Требовалась ли спортивная подготовка?

suhov3Я проходил тренировку в лагере Гринпис на Байкале. Меня пригласили, чтобы я перенял опыт и передал его другим в своем регионе. Тушение лесного пожара – это тяжелая работа, но у нас больше экологическое направление, чем ликвидация чрезвычайных ситуаций. Мы не тушим верховые пожары, населенные пункты, не прыгаем в пожар с парашютом, поэтому и нет необходимости в спортивных разрядах.
Каждый год проходят общероссийские соревнования на звание лучшего лесного пожарного. Там разворачивают линии на время, сдают тесты типа ГТО (всероссийский физкультурно-спортивный комплекс «Готов к труду и обороне» – прим. ред.). Наша группа в них еще не участвовала. Но форму держать надо. Ведь лесной пожарный – это не пожарный в городе, где приехал, развернул линию и туши. Мы до места пожара зачастую проходим пешком от одного до пяти километров, по-другому не добраться. И это в полной амуниции: ранцевый лесной огнетушитель, который весит в снаряженном состоянии 22 килограмма, лопата, средства индивидуальной защиты, очки, каска, респиратор, краги, вода для себя. За один выезд мы проходим до 15-20 км, поэтому нужна выносливость. В нашей группе есть и девушки, которые с успехом все это выполняют.

– Вы помните свой первый пожар?

Не сказать, что это был запоминающийся момент. Первая мысль была: «Как это можно потушить?» А потом: «И всего-то!» Пришло осознание того, что огонь можно победить – главное взяться, правильно все оценить и выполнять все, чему учили.

– Вы круглый год в боевой готовности или в какое-то время отдыхаете? Получаете ли вы деньги за эту деятельность?

Природные пожары случаются весной и осенью. Летом мы занимаемся экологической работой: изучаем торфяники, территории, собираем мусор в лесах, сажаем деревья. В пожароопасный сезон выезжаем на патрулирование территорий. Денег не получаем, деятельность добровольная. Оборудование и горючее закупаем на гранты, если удается их получить. Иногда получаем помощь от отдельных организаций – например, от проекта Posadiles.ru, посвященного восстановлению российских лесов.
«Свою» территорию (заказник «Кудряшовский бор») мы определили по договоренности с Министерством природы. Но если видим пожар вблизи территории патрулирования, тоже тушим. Также выезжаем при обнаружении термоточек в лесах и особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Данные мы получаем из открытых источников: сайты спутников «Сканэкс» и NASA Firms.

– Бывает ли вам страшно во время пожара?

Тушение – обычная работа (хотя для нас – хобби). Если вы ходите на работу и испытываете страх, недолго и сломаться. Есть определенные правила, приемы, позволяющие безопасно справиться с огнем. У нас ходит шуточная поговорка: «Если на тебе что-то плавится, горит или расплавленный металл гидропульта РЛО капает на сапоги – задумайся: ты делаешь что-то не так. Причем очень давно».

Страшно, только когда ты понял, что сделал что-то не так, нарушил правила (недооценил интенсивность горения, не учел скорость ветра и т. д.) и можешь пострадать. Но кратковременный страх – естественная реакция организма. Надо иметь дух перебороть его и делать дело дальше. Есть другой страх – за тех, кто рядом. Вот его трудно одолеть. Но со временем команда набирается опыта, с каждым побежденным пожаром страх уходит и приходит уверенность в своих товарищах.

– Какие трудности есть у добровольных пожарных, и какая помощь вам требуется?

suhov4Если говорить о таких командах, как наша, то тяжелее всего закрыть проблемы со спецтранспортом: нужны автомобили повышенной проходимости или лесопатрульные автомобили. Это самая большая статья расходов и самая важная. У некоторых групп в разных регионах возникает недопонимание с госорганами, добровольцам приходится отстаивать свое право защищать лес.
Нам бывает нужна разная помощь от населения: рассказать, как проехать до места пожара, помочь с застрявшим автомобилем, налить воды, дать место переночевать. Если говорить о финансовой помощи, то мы ищем гранты, спонсоров, участвуем в конкурсах, собираем средства на краудфандинговых площадках. Сейчас этому можно научиться: различные НКО проводят вебинары, пишут методические пособия по фандрайзингу.

– Как вы считаете, можно ли силами добровольцев решить проблему пожаров в стране?

Решить проблему можно, только изменив сознание людей. Ведь 90% пожаров – это результат намеренного поджога. Да, трудно поверить, но специально поджигают! 9% пожаров – случайность (бросили окурок, не потушили костер) и только 1% имеет природные причины. Изменив отношение к проблеме, можно ее решить. А бороться со следствием можно бесконечно.
В нашей области этой весной спутники регистрировали до 500 термоточек в день. Причем все – лесники, местные жители, главы сельских поселений – знают, что причины не природного характера, и даже цвет машины поджигателей скажут. «Проехали – подожгли». Я лично ездил каждый вечер, тушил лес, который был подожжен через каждые 300 метров от дороги. И это не бандиты в масках, не террористы, не «агенты госдепа». Это просто люди, жители, но со своим пониманием проблемы. «Клещей меньше будет», «если не спалить сейчас – лес зарастет, не пройти будет летом», «трава зеленая быстрее вырастет», «косить и перепахать – солярки лишней нету», «сжечь быстрее, чем убрать» и т. д. А все СМИ, особенно центральные, «политкорректно» сообщают: «сгорело столько гектаров», «горит лес». Не сгорело, а сожгли! Не горит, а подожгли!
Еще одна напасть – костры. Во время патрулирования мы проходили рыбацкие и шашлычные стоянки – ни один костер не был потушен! Кое-какие догорели сами, и это лучший вариант, но ни один не был потушен по всем правилам теми, кто его разжег. Какие силы способны потушить такое количество?

– Как вы выбираете, куда ехать, если пожаров так много?

Анализируем, какие термоточки ближе к нам, какие угрожают ООПТ, населенным пунктам или торфяникам. Термоточка в лесу важнее термоточки на сельскохозяйственном поле. Но пожар в сельхозполе рядом с садоводческим товариществом, хутором или деревней важнее, чем в лесу.
Надо понимать, что мы тушим только природные пожары. В тушениях населенных пунктов, домов, амбаров мы участвуем только как любые граждане, которые, согласно Федеральному закону от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности», могут и обязаны содействовать тушению пожара. Видя пожар, с которым мы не можем справиться, мы вызываем пожарные службы районного МЧС и помогаем им. Если мы прибываем на лесной пожар, где уже действуют службы МЧС или Авиалесохраны, мы также предлагаем свою помощь. Они вправе нам отказать, но пока такого не случалось. Слишком много, к сожалению, еще остается работы в российских лесах. Как для профессионалов, так и для добровольцев.

suhov5


Вы тоже можете пройти специальное обучение и вступить в ряды добровольных лесных пожарных. Все подробности – здесь.  



Беседовали Ксения Чаговец, Наталья Захарова