«Что может быть зеленее битумного покрытия?»

02 Апреля 2015

Сегодня в экспертной колонке мы публикуем отрывки из книги Эдварда Глейзера «Триумф города. Как наше
глейзервеличайшее изобретение делает нас богаче, умнее, экологичнее, здоровее и счастливее».

Гарвардский экономист Эдвард Глейзер показывает в своей книге, что вопреки устоявшимся представлениям о городах (грязных, бедных, нездоровых, полных преступности, дорогих для жизни и загрязняющих окружающую среду) на самом деле они являются самыми здоровыми, экологичными и богатыми (в культурном и экономическом отношении) местами для жизни.

Вы можете скачать ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ самую «экологическую» главу 8 из книги «Что может быть зеленее битумного покрытия?» - благодарим Издательство Института Гайдара за любезно предоставленный материалы главы.

Подробнее о книге на сайте Института Гайдара

Рецензия на книгу публициста Вадима Ветеркова

Наслаждение природой — это, в определенном смысле, уже роскошь, и этим отчасти объясняется, почему экологизм укреплялся по мере того, как человечество становилось богаче. Голодным людям вряд ли понравится идея отказаться от достойного обеда ради «дальнего горизонта». Бедные фермеры, приезжавшие на заводы Манчестера, добровольно отказывались от природы, чтобы заработать хлеба. Но когда в XIX в. мир постепенно богател, все большие группы населения стали стремиться к тому, чтобы в их тесной городской жизни было побольше зелени. Открытые пространства позволяли немного отдохнуть от спертого воздуха и протухшей воды первых индустриальных городов.
***
Америка, судя по всему, коллективно выбрала жизнь в лесу Уолдена, где каждый может быть окружен деревьями и листвой, но на этом пути возникли кое-какие экологические проблемы. Мечта о жизни в саду, придуманная Рескином и Вордсвортом и развитая на практике Говардом и Олмстедом, превратилась в экологический кошмар. Ведь, как показывает разведенный Торо огонь в лесу, жизнь на природе способна нанести ужасный ущерб окружающей среде. Переход к жизни в пригороде с небольшой плотностью населения, как выяснилось, отвечает потребностям природы гораздо меньше, чем идеи Ферриса о высотном мегаполисе.
***
Использование одного галлона бензина дает 22 фунта углекислого газа, если учесть углерод, используемый для обработки и поставки бензина. Средняя семья в США покупает примерно 1000 галлонов бензина в год, что дает около 10 т углекислого газа. Легче представить, что
семьи в Америке будут покупать более энергоэффективные машины, чем вообще откажутся от жизни, ориентированной на автомобили, но история показывает, что в основном различия в потреблении бензина между разными людьми и разными периодами времени обусловлены общим пробегом, а не эффективностью потребления топлива. Большинство машин тратят один галлон на 22 мили, и основная разница в потреблении бензина между
разными людьми сводится к тому, сколько миль вы проезжаете в год — 300 или 30 тыс., а это уже зависит от того, где вы живете — в городе или пригороде.
***
Враги застройки в Калифорнии часто ссылаются на то, что ограничения необходимы в силу недостаточных ресурсов пресной воды в штате. Но у Калифорнии было бы достаточно воды для граждан, если бы чрезмерное ее количество не использовалось для орошения сухих сельскохозяйственных земель. Города и пригороды Калифорнии потребляют 8,7 млн акр-футов воды в год. Сельское хозяйство Калифорнии получает субсидируемую воду, используя каждый год для орошения земель 34 млн акр-футов воды. В Америке много влажных регионов, где можно было бы выращивать зерновые. Перенаправив воду из сельских территорий в города, Калифорния легко могла бы обеспечить намного более плотное население, что привело бы к уменьшению угле-
родного следа Америки.
Хотя благодаря ограничениям на рост в Калифорнии этот штат может казаться более экологичным, страна в целом становится более загрязненной, а общемировые
выбросы углекислого газа растут.
***
Люди не хотят жить как средневековые крепостные. Если им приходится жить в области с низкой плотностью, они будут много ездить на машине, им понадобятся большие дома с комфортабельным обогревом и охлаждением. Тогда как в городах люди совместно пользуются такими общественными пространствами, как рестораны, бары и музеи. Городская модель оказывается более экологичной, если ею пользуются реальные люди.
***
Западу нужно прийти к более умной форме экологизма. На первой стадии экологизма, когда задача лишь в том, чтобы заставить людей думать о природе, конкретная программа действий не так важна, как пробуждение общественного сознания. Сегодня же ставки выросли; мы не можем поддерживать любой план охраны земель, который может быть сколь угодно ошибочным или даже вредным. Напротив, нам следует сосредоточиться на тех предложениях, которые приведут к значимому воздействию на изменение климата.