Феномен отходов: cовременные философские и социологические исследования

09 Июля 2014

Современные философские, социологические теории и исследования, посвященные тематике отходов, феномену
OW-3wNjM8J4распространению мусорных масс открывают нам, что отходы – это не только порождаемые промышленностью остаток материалов и безответственность структур, отвечающих за экологическое здоровье среды, но и все, что может быть отторгнуто, выброшено, определено как ненужное, нечистое и прочее «не» - то, от чего некоторое общество хочет избавиться.

Синонимом мусора может стать все – предметы, взаимоотношения, информация. Одни из главных вопросов, на которые приходилось ученым искать ответ: почему нечто определено как чистое и почему нечто становиться грязным? Почему образуется такая категория как «отходы»?

В проблематику отходов вплетается гигиена – тела, жилого пространства; эстетика и ольфактороное восприятие, представления медиков о природе загрязнения. История отходов и история представлений о гигиене тесно связана.

Весьма подробно опыт борьбы с отходами в Европе (и Франции особенно), рассказываются в переведенной на русский язык и завоевавшей определенную популярность книге Катрин де Сильги «История мусора: От средних веков до наших дней», вышедшей в 2011 году.

Katrin de Silgi  Istoriya musora. Ot srednih vekov do nashih dnejОсновной вывод к которому приходит автор малоутешителен: «Необходим глобальный подход, и он должен опираться на 4 принципа:
1) Принцип предупреждения – для минимизации выбросов.
2) Принцип ответственности – когда платит тот, кто загрязняет и столько, насколько загрязняет.
3) Принцип защищенности.
4) Принцип близости – отходы должны обрабатываться там же где и производятся».

Схожие с тематикой Катрин де Сильги (истории и применении мусора), в США выпускались следующие труды: Элизабет Ройт (Royte, E. Garbage Land: On the Secret Trail of Trash), рассказывающей о применении мусора в повседневной жизни, Хитера Роджерса ( Rogers, H. Gone Tomorrow: The Hidden Life of Garbage) – про особенности американской истории мусора, Сюзан Страссер ( Strasser S. Waste and Want: A Social History of Trash). Терезы Гован ( Gowan T. Hobos, Hustlers, and Backsliders: Homeless in San Francisco) – этнографическое описание жизни бездомных и их взаимодействие с отходами. Известна работа Дэвида Пеллоу Pellow D. Garbage wars : the struggle for environmental justice in Chicago. «Мусорные войны» – собственный термин автора, обозначающий любые конфликты, касающиеся отходов, и борьбу за равную возможность пользования природными и социальными ресурсами. Эти конфликты возникают на почве поиска безопасной ниши – в результате политических и этнических столкновений, и как правило, в среде людей с очень низким доходом. Более распространена тема мусорособирателей как главного актора во взаимоотношениях c мусором у Мартина Медины (Medina M. Scavenging on the Border: A Study of the Informal Recycling Sector in City).

На некоторых теориях стоит остановиться подробнее. Центральная теория, не утрачивающая своей актуальности и лаконичности сегодня отсылает нас к классическому исследованию М. Дуглас «Чистота и опасность. Анализ представлений об осквернении и табу». Для нее чистое и нечистое – релятивисткий язык символов, а «гигиена – дело эстетики, не связанное с религией». Мы узнаем, что нынешние представления о грязном берет начало в 19 веке когда были открыты болезнетворные организмы , и что грязь – это упорядочивание социальной структуры , т.е. «вещи не на своем месте» - ботинки на обеденном столе, немытая посуда. «Наше поведение, касающееся нечистоты - это реакция, отторгающая любые предметы и идеи, не отвечающие и противоречащие нашим классификациям»[1, c.230] - это «остаточная категория», выкинутая из норм, естественный фильтр восприятия. Первобытное – недифференцируемое, прогресс – это дифференцируемое.

Жерар Бертолини, социолог и экономист, в своем эссе «Мусор – это другие» пытается определить значение мусора и отходов в жизни человечества. Он подводит под понятие отходов экскременты, бытовой и промышленный мусор, а также трупы. При этом, он соотносит действия по утилизации мусора с действиями, которые характерны для обращения с человеческими отходами «гроб – мусорный бак, катафалк – мусоровоз, погребение – вывоз на свалку или захоронение; кремация – сжигание; Бертолини настаивает на том, что понятие «отходов» так или иначе сходно с понятием экскрементов, которые негативно и с отвращением воспринимаются окружающими, как и все, что может с ними косвенно быть связано – люди, которые связаны с отходами, а также вещи, которые их касаются. Так, мусорный бак становится «оскверненным», опасным и отвратительным. Ученый использует психоаналитическую концепцию З. Фрейда, где взросление человека проходит определенные стадии, в том числе связанные с отношением к собственным отходам жизнедеятельности, выделяя психологические отклонения, основанные на отношении к отходам и потребительстве. Одна группа патологий стремится накапливать вещи, другая – использовать, пачкать, третья выражается в чрезмерной любви к чистоте и патологической боязни грязи.

Вообще потребление как категория, следующая за отходами, тоже заслуживает внимание у Ж. Бодрийяра, Ги Дебора, Э. Тоффлера, медленно распространяющейся сегодня идеи фриганства среди тех, кто выступает против феномена общества потребления, приглашая осмыслить первоосновы вещей и зависимость от них, немаловажную роль в них занимают и отходы как возможное сырье для воссоздания нового пространства.
Доменик Лапорт в своей работе «История дерьма» замечает, что язык формирует идеологию дурных запахов, описывая их благовонное и зловонное начала, он выдвигает культурные ограничения и запреты. Он считает, что процесс очищения всегда распространяется на все культурные ценности – оно обозначает не только очищение улиц, но и создание этикета, визуального пространства. Его основная метафора-идея состоит в том, что любая культура содержит некоторое очищающее пространство, сточную канаву, которая « превращает попадающий в нее продукт в золото», т. е. существует некоторой «оборот» нечистот. Второй его тезис – тот, кто контролирует отходы и испражнения, обладает властью. Третий тезис – «в основе любого производства лежит производство нечистот»[2, c. 467] - довольно спорное, на наш взгляд суждение, относящиеся к рассматриваему им Новому времени, однако в большинстве случаев характеризующее промышленное производство. Его социология нечистот разделяет приватную сферу, т. е. представления о гигиене, отправлениях и интимности, это формирует и социальную дистанцию, и этику внимания к запахам, порог чувствительности и неприятия по отношению к другому. Он уверен, что цивилизация двумысленна по отношению к отходам, с одной стороны она желает от них избавиться, с другой – они являются необходимыми удобрениями. Влияние места и ситуации определяет отношение к отходам. Двойственность отходов – единственное их постоянное свойство, обусловленное желанием выгоды.

Ирландский социолог Анна Дэвис занимается анализом международных отношений в сфере управления отходами. Энвайронметальное управление она понимает как взаимодействие структуры и агентов, которые связаны определенными практиками и пытается определить роль каждого элемента в данной системе. Рассматривая существующие мировые наднациональные организации, наделенные властными полномочиями регулировать экологическую ситуацию, она приходит к выводу что для глобальной энвайронментальной модернизации политики утилизация мусора нужны тесные партнерские отношения между муниципальными властями, государством и мировыми регулятивными корпорациями. Отходы могут быть вопросом только глобального управления. Наиболее продуктивными подходами Дэвис считает сетевую теорию Кастельса и институациональное направление. Соответственно, она представляет государства и регионы как сеть обмена ресурсов – как ресурсов возможностей, так и обмена отходами, где основными акторами выступают социальные институты разного масштаба.

Еще не существует некой концепции, способной охватить все многообразие проблем, которые отходы вносят в нашу жизнь, однако исследователи смещаются к макро стратегии построения теории, желая обозначить масштабность трагедии. Однако уже существующие теории риска, развитые У. Беком, Э. Гидденсом, Э. Карантелли, К. Перроу, Бехманн Г. и др. энвайронментальный подход могут стать отправными метатеориями к последующим изысканиям и концепциям.

Ермолаева Ю. В.
Младший научный сотрудник Института Социологии РАН

Статья из журнала "Финиковый компот"

Источники:
1.Дуглас, М. Чистота и опасность. Анализ представлений об осквернении и табу М.:Канон-Пресс-Ц, Кучково поле, 2000.
2. Лапорт Д. Non olet – не пахнет// Ароматы и запахи в культуре. Изд. 2-е, испр. Книга 1 /Сост. О.Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2010.
3.Сильги, К., История мусора: От средних веков до наших дней. – М.: Текст, 2011. – 288 с.
Фрейд З. Неудобство культуры. - М. : Наука, 2010.
4.Davies, Anna. The geographies of garbage governance. - British Library Cataloguing in Publication Data, 2008.
5.Gowan, Teresa. Hobos, Hustlers, and Backsliders: Homeless in San Francisco. Mineapolis: University of Minnesota Press, 2010.
6.McGovern D. The Campo Indian Landfill War The Fight for Gold in California's Garbage, University of Oklahoma Press, 1995.
7.Medina, M. Scavenging on the Border: A Study of the Informal Recycling Sector in City: Porrua. 1990.
8.Pellow D. Garbage wars : the struggle for environmental justice in Chicago. - The MIT Press 2002, 246 p.
9.Royte, E. Garbage Land: On the Secret Trail of Trash. – Back bay Books, 2011.
10.Rogers, H. Gone Tomorrow: The Hidden Life of Garbage, - Library of congress catalgyng in publication data, 1970.
11.Strasser, S. Waste and Want: A Social History of Trash, - Metro