В Железнодорожном дышите осторожно! Или как сделать наш город чище

25 Декабря 2012

Состояние атмосферного воздуха в городе Железнодорожный все чаще вызывает тревогу у местных жителей. Город буквально задыхается в окружении свалок, плотным кольцом расположенных вокруг. Самые крупные из них - ТБО «Кучино» (59 га) и «Торбеево» (12,8 га). Планируемое строительство мусороперерабатывающего завода около Пуршево, останавливать которое власти не собираются, вызывает у людей просто панический ужас. Что же ждет наш маленький город, расположенный в зоне загрязнения экологически опасных предприятий и активно застраиваемый новыми микрорайонами на месте уничтоженных лесопарков?kol 1

Страшно подумать. Конечно, жители города, пытаются всеми силами противостоять экологическому произволу – устраивают акции
протеста, ложатся под колеса бульдозеров, уничтожающих зеленые насаждения, организуют субботники, ведут антикоррупционную борьбу с местными властями. Безусловно, силы не равны, но у наших активистов есть свои маленькие победы, достигнутые большими усилиями. О том, что удалось сделать и что еще предстоит, рассказали председатель общественного движения «НАШ город Железнодорожный» Георгий Михайлович Удальцов и председатель общественной организации «Святой благоверный Александр Невский» Радислав Александрович Фатеев, тесно сотрудничающие между собой во имя спасения экологии и культуры нашего города.

- Радислав Александрович, Вы с Георгием Михайловичем активно занимаетесь решением экологических проблем нашего города. С какими трудностями приходится сталкиваться?

Радислав. – Экология нашего города – это очень серьезная проблема. Мы пытаемся найти поддержку у местных властей, но встречаем только непонимание и агрессию. Вот в администрации Балашихинского района нам сказали, что такая экологическая обстановка везде в России и наш город не грязнее других. Но я, во время крестного хода вокруг России много районов посетил, и в походы с молодежью ходили, конечно, есть очаги, где активно уничтожают природу, но нигде нет такого количества свалок, как у нас в Железнодорожном. И от такого искажения сознания соответствующий подход к земле, а значит и к народу. Люди хотят жить в экологически чистых районах, а получают различные болезни, всевозможные проявления аллергии. Уничтожение природы начинается с искажения сознания по отношению к ней как к служанке, как будто она может все выдержать, не задумываясь о будущем.

- Самый больной вопрос для жителей города - это качество воздуха, регулярно отравляемого выбросами с завода по производству минеральной ваты ROCKWOOL.

Радислав. - Да, это больной вопрос, но активизация жителей очень слабая. Дело в том, что существуют определенные лица, которые занимая руководящие должности в городе, не связывают свою дальнейшую жизнь с проживанием на этой территории. Их деятельность ориентирована на зарабатывание денег, чтобы максимально выжать из города, из природы и перевести свои капиталы на Запад, уехать и жить там припеваючи. И они устраняют всех, кто им в этом мешает. Людей избивают, запугивают, наносят материальный ущерб. К примеру, недавно было сожжено здание «Русского православного центра», где мы проводили встречи с активистами. В итоге, люди боятся выступать открыто против уничтожения экологии города.

- Но мэр города вроде борется за снижение вредных выбросов с завода.

Радислав. - Интересная у него борьба такая. Я занимался этим вопросом, писал статьи на эту тему, о необходимости перевода завода. А недавно Евгений Иванович выступил по местному телевидению с заявлением, что с Роквулом все в порядке, там рядом есть предприятие, и именно его вредные выбросы отравляют воздух.

- Это, наверное, завод по производству полипропиленовой пленки «Росевропласт»? Действительно, судя по запаху, это он. Регулярно жженым пластиком пахнет в городе.

Георгий. - Там еще есть завод по производству минеральной ваты.

- А это разве не Роквул?

Радислав. - Там два юридических лица, наши и датчане. Поэтому сложно разобраться, кого к ответственности привлекать. Они играют в игру, каждый друг на друга сваливает. А разобраться, кто там есть кто, они не дают просто.

Георгий. - За это могут убить просто. Я получал выписки по фирмам Жиркова, за это на меня и было покушение. Ходили даже слухи, что за общение с Удальцовым администрация угрожает расправой, были случаи нападения на моих соратников.

- В 2008 году с Федеральной службой Росгидромета была подписана программа по организации наблюдений за загрязнением атмосферного воздуха в городе. Исполняется ли она в настоящее время?

Георгий. - На бумаге только. Везде круговая порука, на всех местах удобные люди. Поэтому всегда все замеры в норме.

- В 2009 г. в Железнодорожном была установлена станция автоматического контроля воздуха МР-16. Данные мониторинга загрязнения атмосферного воздуха города размещаются на официальном сайте Администрации городского округа. Насколько они соответствуют действительности? И что предпринимают власти, когда эти цифры превышают норму?

Радислав. - Не соответствуют. Тот датчик, который они там поставили, легко настроить в любую сторону. Поэтому эту тему должна не администрация курировать, а общественность. Не может быть все так безоблачно, даже в Германии и в Дании есть проблемы с этими заводами, а там фильтры очистки на порядок лучше, чем здесь и они не производят такого количества вредных выбросов. И то там шум стоит по этому поводу. А у нас все гладко выходит. В фильтры надо платиновую решетку ставить, а у нас ставят алюминиевую, есть разница?

- Снизился ли уровень вредных выбросов в атмосферу после установки там камеры термического дожига?

Радислав. - Что такое камера термического дожига знаете?

- Нет

Радислав. - Там очень высокий температурный режим, что позволяет сжигать остатки фенола, и в воздух уже идет СО2. Это kol5тожевредно, конечно, но в десятки раз меньше вреда, чем от фенола. А СО2 уже потом улавливается и концентрируется. И чем такая камера мощнее, тем она дороже. А здесь подешевле поставили. Хотя, конечно, выбросы снизились.
Однако жители окрестных домов все равно не могут спать спокойно. Поблизости расположена еще и свалка, от которой тоже идет вонь. И это на самом деле еще один больной вопрос экологии нашего города. Рядом с заводом ROCKWOOL есть промышленная зона, свалка. Три года назад в городе стоял просто невыносимый смог, – так вот эта свалка горела в черте города. А администрация указывала, что это ROCKWOOL коптит. Когда начали выяснять, что это такое, оказалось, что вонь идет именно от этой свалки. Ее поджигают по ночам, потому что свалка в городе Железнодорожный – это нонсес. Туда огромное количество фур по ночам идет с мусором.

Георгий. - Свалка, во-первых, незаконная и еще в черте города. Экологические проблемы - это следствие коррупционных проблем.
Администрация нацелена на получение денег любым способом, неважно, законным или незаконным. Взять, к примеру, перенаселение города. Численность жителей за последние несколько лет увеличилась в полтора раза. Места мало в городе, поэтому рубится лес, скверы, парки, уничтожается зелень, чтобы не этом месте строить жилые дома.

- Как такое возможно, незаконная свалка в черте города?

Георгий. - Возможно, если от этой свалки, грубо говоря, кормятся люди, которые обязаны следить за тем, чтобы ее не было. В пойме реки, в водоохранной зоне, в километре от здания самой администрации, выделяется участок. На эту территорию регулярно ввозится фурами мусор, бесконтрольно возится. Что там везут, никто не контролирует, на официальный полигон ядовитые отходы не завезешь, там есть определенный контроль, соответствующие структуры делают замеры. А здесь этого никто не делает и можно везти абсолютно все. И если на официальном полигоне за свал мусора платятся определенные деньги, то здесь вся прибыль идет в карман администрации. Это большие деньги. Поэтому три года ее никто и не замечал, ни экологические структуры города, ни полиция, пока она не разрослась до таких объемов, что уже некуда было сваливать мусор. А хочется, привыкли, что деньги идут. Возникло простое решение – давайте ее подожжем, все выгорит и место освободится. Подожгли, как раз жара стояла в 2010 г. А там и пластик и промышленные отходы, жители окрестных домов утверждают, что видели, как сваливали и мусор с фармацевтических предприятий, а при горении ощущался сильный химический запах. Люди начали бить тревогу. Телевидение приезжало. У нас на сайте есть ряд статей на эту тему, видеоматериалы, где видно, как горит этот мусор. http://www.nash-zheldor.org

- Но как бороться с этим произволом? Как можно заставить власти ликвидировать эту свалку?

Георгий. - Только оглаской. Только привлекая внимание и вынося на суд общественности. И то сложно. Тогда, в 2010 г., после kol2сюжета Первого канала, прокуратура зашевелилась, пошли заявления, что надо расторгнуть договор с этой фирмой. А через месяц уже пишут, что администрация приняла решение не расторгать договор, якобы, чтобы заставить арендаторов и тех, кто возил сюда мусор навести порядок. Договор так и не расторгли, и та фирма, которая возила туда мусор, теперь строит там ангары. А прокуратура города считает это своей заслугой. Раньше у нас начальником отдела экологии города была Ирина Петухова, в 2009 г. ее сняли с должности. Как раз в это время началось активное использование этой свалки. Она, конечно, боялась и открыто не выступала, но она была профессионал. Когда в Купавне начали вырубать деревья, жители писали тысячи писем во все структуры, кроме Бога, везде написали, и отдел экологии, хоть и формально, но все же прореагировал.

Радислав. - Патриарху писали.

Георгий. - Петухова по долгу службы обязана была провести проверки, и подтвердить, что идет незаконная вырубка леса. Ее сразу заменили. Поставили А. Горячева, а он уже закрывает глаза на все, что творится. Это еще один аспект наших экологических проблем.

- А что сейчас с этой свалкой?

Георгий. - Сейчас ее присыпали землей, там такой холм получился, выше деревьев. Построили здания, ангары, объявили территорию промзоной и сдают в аренду. Очень выгодно получилось.

- И вся эта отрава идет не только в воздух, но и в воду?

Радислав. - Вода в нашем городе – это вообще отдельный разговор, ни в коем случае нельзя употреблять в пищу водопроводную воду.

Георгий. – У нас вода очень плохая. Содержание железа в ней огромное. У меня есть ксерокопия протокола анализа воды из домов в центральной части города, так вот: при нормативе ПДК по содержанию железа в воде в 0,3мг/куб. дм., реальное содержание 9,34 мг/куб. дм, а это превышение в 31 раз. Разговор о том, чтобы полностью обеспечить очистку всей воды в городе не идет, зато понаставили автоматов по продаже питьевой воды.

- В этом году открыли еще одну станцию.

Георгий. - Так у нас здесь несколько водозаборов, а станциями обезжелезивания обеспечены далеко не все.

- Жирков заявил, что к 2014 году он полностью решит эту проблему. Вы верите в это?

Георгий. - Дай Бог, конечно. Но, как-то не верится. Он просто успокаивает общественность. Он может уже мэром не будет к тому времени.

- А если между свалками и городом высадить зеленые насаждения, это даст какой-то положительный результат или нужны более глобальные меры?

Георгий. - Кто будет этим заниматься, во-первых. Во-вторых, это земли сельхозназначения. Даже если мы найдем средства и засадим там все деревьями, это не будет считаться лесопосадками. Они в любой момент все вырубят, потому, что по документам эти земли не являются лесом и предназначены для другого назначения.

- Сколько лет существует общественное движение?

- С 2009 г.

- Удалось решить какие-нибудь вопросы по охране природы города?

Георгий. - Конечно, мало решилось. Главное, что на многое удалось открыть глаза жителям города. Хотя бы на то, что власти не kol6только не защищают экологию города, но и сами активно участвую в ее уничтожении. Рощу березовую отстояли в Кучино, спасибо Шойгу нас поддержал.

Радислав. – Главное, что мы обозначили проблемы. И начали работу по объединению своих сил.

- Георгий Михайлович, 3 ноября на митинге Балашихе, посвященному экологическим проблемам, Вы сказали, что, несмотря на решение губернатора о запрете вырубки, рощу в Кучино продолжают вырубать? Как сейчас обстоят дела?

Георгий. - Да, на самом деле, несмотря на жесткий запрет Шойгу прекратить вырубку рощи, они все-таки вырубили какую-то часть под строительство котельной на дизельном топливе. Это еще одна экологическая проблема нашего города.

- Какие из пунктов принятой на митинге резолюции удалось реализовать?

Георгий. - Принять приняли, а вот с реализацией сложней. Люди должны настойчивей добиваться признания своих прав. Народу вообще мало было на митинге. А надо объединяться и совместными усилиями бороться за нашу экологию. Не надо молчать.

- А какие меры принимаются, чтобы защитить город от воздействия санкционированных свалок вокруг города?

Георгий. - Это проблема. Конечно свалок много, и от них никуда не деться. Сейчас губернатор разработал Программу «Утилизация и обезвреживание отходов производства и потребления в Московской области на 2012–2020 годы». Планируется внедрение системы контроля за перемещением отходов на территории Московской области с использованием системы ГЛОНАСС, создание мусороперерабатывающих и мусоросортировочных предприятий. К сожалению, у нас на порядок больше мусора, чем планируемые мощности заводов по его утилизации и, к сожалению, максимальная концентрация их размещения предусмотрена именно в восточной, т. е нашей части Подмосковья.

- А что со строительством мусоросжигательного завода в Пуршево? Жители просто в панике ожидают его ввода в эксплуатацию. Город совсем задохнется.

Георгий. - Этот завод еще в 2000 г. запланирован был. Но выделенные деньги не использовались по назначению. Видимо, он еще долго строиться будет.

- Хоть какая-то польза городу от коррупции властей. А на ТБО «Кучино» есть завод по сортировке и переработке мусора. Он работает?

Георгий. - Не могу точно сказать, я знаю, они там картон собирали и отправляли на фабрики для производства ДСП. В 2008 г. резко все прекратилось. Сейчас не знаю, как дела обстоят. На Люберецкой свалке я видел, что приезжали бункеры, которые только картон вывозили. Но слышал, что идет сортировка и другого мусора.

- Сортировка на порядок сокращает количество мусора, который необходимо утилизировать. Почему у нас до сих пор нет системы раздельного сбора мусора, как на Западе?

Георгий. – Ни наши коммунальные службы, ни общество не готовы еще к этому. Ни наши коммунальные службы, ни общество не готовы еще к этому. Во-первых, во дворах нужно ставить четыре контейнера вместо одного. Да и в квартирах надо в разные пакеты собирать. Кто это делает? Менталитет не тот у людей. Культуру надо повышать нашему обществу, прежде всего. Нас губят просторы нашей Родины. Места много, есть где мусор складировать.

- В этом году в общественной палате РФ прошел круглый стол «Экологические проблемы Подмосковья и Центрального федерального округа», где одним из вопросов было обсуждение критической экологической ситуации, сложившейся в нашем городе по вине местных властей. Каковы результаты этого заседания?

Георгий. – Мы выступали там с докладом об экологических проблемах Подмосковья на примере нашего города. Выступления есть на нашем сайте. Но все принятые Общественной палатой решения носят чисто рекомендательный характер и не обязательны для исполнения. Все рекомендации должны были податься в Правительство Московской области.

- Кто виноват в таком положении понятно каждому. А что с этим делать? Что могут сделать сами жители города по улучшению экологической ситуации?

Радислав. – Надо объединяться и решать все проблемы сообща. Не существует экологических проблем отдельно для каждого kol4города, мы все на одной планете живем. Мы уже сотрудничаем с общественными движениями из других городов, например, в Пушкино есть объединение с замечательным названием «Наши города». Это общая проблема для всего человечества.

- В Железнодорожном действует инициативная группа, являющаяся одним из подразделений позитивно-креативного экологического движения «Мусора. Больше. Нет». Вы сотрудничаете с ними?

Георгий. – Нет, не сотрудничаем. Я слышал, акция была по уборке озера Бисерово. Хотелось бы с ними познакомиться на самом деле.

- С 1 июля 2012 года Московская область получила право управлять лесами на своей территории и контролировать их использование. Как Вы считаете, означает ли это, что мы можем лишиться последних зеленых насаждений? Или наоборот мы получим могущественного союзника в борьбе за сохранение нашей природы?

Георгий. – Это зависит от того, в чьих руках будет власть.

Безусловно, сократить объемы вредных выбросов в атмосферу предприятий города и прекратить заваливать окрестности мусором под силу только властям. И пока активисты общественного движения «Наш город Железнодорожный» пытаются достучаться до их гражданской сознательности, город продолжает задыхаться. Решать такие вопросы на политическом уровне не просто трудно, а невероятно трудно. Тем более, когда речь идет о громадных денежных средствах, которые можно получить на бесконтрольной эксплуатации природных ресурсов, практически ничего не вкладывая в это дело. Но ведь чистый воздух потом не купить ни за какие деньги, а на восстановление последствий экологического произвола понадобятся долгие-долгие годы.

Светлана Кол,  студент факультета журналистики Института УНИК